До просмотра «Воздушного боя» я ничего о фильме не знал: не смотрел трейлер, не читал описаний, не слышал о скандале вокруг Макса Лэндиса (о нем узнал позже). Единственное, что я точно знал про «Воздушный бой» — это наличие Хлои Грейс Морец в главной роли. Ну и сеттинг Второй мировой читался по постеру.

Мне казалось, что фильм — «максимальный Оскар-бейт». Военная драма про самолеты с Хлоей, которая вернулась из затяжного стазиса, наконец, оправившись от экранизации Стивена Кинга, инди-драм и провокационного кино Луи Си Кея.

Оказалось, что я ошибся во всем.

Потому что воздушный бой максимально далек и от Оскара и от военной драмы. Он больше похож на веселого и удалого Роберта Родригеса, еще не проглоченного студийной машиной по производству Алиты. «Воздушный бой» смотрится так, будто Родригес получил на руки сценарий военной драмы о трудной судьбе женщины-летчика, которая попала в компанию мужчин-токсиков, но режиссеру на середине съемок стало скучно и он решил добавить фирменного «жара». А уж когда случилась сцена, где героиня Хлои Грейс Морец вывалилась из самолета, но от взрыва другого самолета ее закинуло обратно, я невольно вспомнил эпизод из сиквела «Мачете». Тот где героя пытались повесить, а потом позвонил президент Крысохрен. Герои Трехо и Грейс-Морец не такие уж и разные — отличия лишь в характерах, сеттинге и подаче истории. По типажу они одинаковы — стопроцентный мужчина (до нелепости) и такая же стопроцентная женщина.

Не знаю, было ли это в изначальном сценарии Макса Лэндиса, который сильно изменила под себя Розанна Лян. Мне кажется, что именно сцена с падением из самолета должна была быть в трейлере и вообще продавать весь фильм аудитории. Потому что после этого сиквенса я понял одну вещь — «Воздушный бой» отличное развлекательное кино, которое не стесняется быть нелепым и в хорошем смысле съезжающее с катушек.

При этом за час и двадцать минут хронометража, фильм Лян успевает из камерной драмы превратиться в триллер-радиопостановку, потом в хоррор с гремлинами, а затем и в ранузданный нереалистичный боевик. Да и мысли о Родригесе не отпускали до самых титров — фильм выглядит так, будто постановщик сам все снял, сам перелопатил сценарий, сам отмонтировал материал, нарисовал часть визуальных эффектов и уже хотел позвать свою же группу написать саундтрек, но в последний момент студия сказала: «вот тебе профессиональный композитор, а то что-то ты совсем горишь на работе».

Начинается «Воздушный бой» максимально серьезно — загадочная героиня с тайным прошлым навязывается лететь с отрядом пилотов-мужчин, прикрываясь секретным получением от командования. Побрюзжав и повозмущавшись, героиню сажают в пулеметную турель, где она застряет на добрую половину фильма, а все повествование сводится к напряженным диалогам по радио и разговорам о том, на сколько баллов «потянет ее зад». И диалоги эти, кстати, очень классно написаны — их интересно слушать, они создают напряжение, а актеры старательно все отыгрывают.

Забавно то, что после продажи сценария Макса Лэндиса разгорелся очередной «нешуточный скандал». Сценариста обвиняли в домогательствах несколько девушек, а также в физическом и эмоциональном насилии. Мы уже давно привыкли к тому, что раз в несколько месяцев у кого-то из Голливуда карьера уходит под лед. Однако забавно, что герои сценария Лэндиса ведут себя именно так, как по заявлениям предполагаемых жертв, вел себя сам Лэндис. И да, Розанна Лян сильно переработала скрипт и точно понять, что осталось именно от оригинального драфта уже невозможно. Эта мелкая деталь делает «Воздушный бой» еще интереснее.

Во второй половине фильма вместо драмы, саспенса и хоррора лента резко переодевается в воздушный боевик, похлеще «Воздушного маршала» и с гремлинами. Кадры залиты светофильтрами, а где-то на заднем плане играет ретровейв. Заканчивается эта чехарда дракой по колено в воде, напоминающей одновременно все Голливудские экранизации «Годзиллы».

В тоже время нас атакуют фем-повесткой и разговорами о том, что мужчины могут быть дико токсичными и, по сути, без женщин (к которым они очень плохо относятся) вообще мало на что способны. Тема интересная, однако подача ее в фильме, мягко говоря, хромает. В первую очередь из-за того, что подается не просто в лоб, а еще и густо размазывается по лицу, отчего порой раздражает.

Чужеродно на фоне всей этой чехарды и переодеваний смотрится именно Хлоя Грейс Морец. Она просто слишком хорошо играет. Кажется, будто ей не сказали, во что в итоге превратится фильм и дали только половину сценария. Хлоя в «Воздушном бое» выглядит так, будто прет прямиком на Оскар и выдает очень широкий эмоциональный спектр. Слишком широкий для подобного рода кино. Если, опять же, вернуться к «Мачете» и его сиквелу — станет понятно, что большинство актеров там, да и сам режиссер, откровенно дурачатся. Здесь же Хлоя выкладывается как Леонардо Ди Каприо в «Выжившем». Вот только «Воздушный бой» — далеко не фильм Алехандро Иньяритту или Сэма Мендеса. Такая игра здесь скорее лишняя.

С другой стороны, пока нас отвлекают радио-триллером, настолько правдоподобная работа Морец заходит на ура и никакого подвоха вообще не ожидаешь. Кажется, будто весь фильм так и пройдет, но потом появляются гремлины и Розанна Лян уводит нас совсем в другом направлении. И в этом главное достоинство «Воздушного боя» — он обладает главной чертой развлекательного кино — умеет удивлять, хоть иногда и не очень приятно.

«Воздушный бой» — далеко не один из лучших фильмов, да и мало кто вообще назовет его хорошим (посмотрите хотя-бы на его рейтинг по «КиноПоиску»). Однако это именно тот фильм, который после просмотра хочется посоветовать максимальному количеству знакомых: «мол, глянь, как все весело-задорно». Сейчас, в эпоху экспансии стримингов, попкорновых аттракционов в кинотеатрах и больших режиссеров на Netflix (вроде Дэвида Финчера с его «Манком» и прочими проектами) очень не хватает таких простых, веселых фильмов, которые не стесняются играться с жанровой основой, клише и ожиданиями зрителей.

Просто посмотрите «Воздушный бой». Даже если не понравится — фильм идет всего 80 минут. Много не потеряете.